Алле, гараж? Заложите кобылу

Previous Entry Share Next Entry
«3D станет нормой к концу этого года»
Volga
ru_colorization




14 февраля на Первом канале состоялась премьера музыкальной комедии «Волга-Волга».
Игорь Лопатенок , главный продюсер компании «Формула цвета», рассказал журналу РБК Daily о том, как шла работа по колоризации картины, чьи фильмы навсегда останутся черно-белыми и когда 3D станет нашей реальностью.

Жизнь в цвете

Кому принадлежала идея колоризации советских фильмов? Какому-то каналу, вашей компании?

— Я придумал историю с колоризацией ленты «В бой идут одни старики» лет пять назад. Примерно в то же время Константин Эрнст рассматривал возможность перевести в цвет «Семнадцать мгновений весны». Одновременно запустились два проекта: мы начали работать над «Стариками», а команда Глеба Шагуна — над сериалом Татьяны Лиозновой. Мы обратились к компании Legend Film, которая на тот момент уже колоризовала более 200 фильмов. За собой оставили творческую часть и последние этапы постпродакшна, а всю техническую работу передали тем людям, у которых уже был подобный опыт. А наши коллеги, которые работали над «Семнадцатью мгновениями...», решили пойти по собственному пути и создали свою технологию. Когда ленты почти одновременно вышли в эфир, стало ясно, что наша ставка была правильной.

В чем была проблема с местной технологией?

— Мы разработали собственный алгоритм придания цвета, основанный на учете градиентов серого и при переходе из кадра в кадр. Стоимость создания программного обеспечения составляла порядка нескольких миллионов долларов, и требовалось еще время на работу в тестовом режиме. И мы решили от этого отказаться: себестоимость одной картины не покрывала всех расходов. На «России» посчитали, что, имея 12 серий, они могут попробовать вложиться в эту технологию. Но силы были явно переоценены. Тем не менее они выполнили огромный объем работы, и я уверен — об этой команде мы еще услышим.

Во сколько вам сейчас обходится работа над фильмом?

— От 300 до 500 тыс. долл. в зависимости от степени пораженности картины, глубины серого, которого мы достигает, и хронометража картины.


В 80-е годы, когда бум колоризации случился в Америке, отношение к «обновленным» фильмам там было такое же скептическое, как у нас поначалу?

— Знаете, на самом деле отношение зрителя показывают не высказывания в Интернете, а рейтинги телесмотрения. Например, колоризованная версия «В бой идут одни старики» дала долю 43%, тогда как черно-белая давала 21—22%. Черно-белая «Золушка» дала в последнем прокате долю 8%, колоризованная — 33%. Это очень существенно!

Ну так понятно, эффект новизны…

— Я сам смотрю готовые ленты, и у меня не проходит ощущение, будто это совершенно другой фильм. Все равно что смотреть обыкновенное кино, а потом — «Аватар» Джеймса Кэмерона. Лента действительно становится другой: она не становится хуже, напротив, лучше для восприятия. Ведь мы все видим не черно-белым, режиссер и оператор видели фильм не черно-белым. Просто технология того времени не позволяла делать цветное кино. Мы не берем те фильмы, которые режиссеры сознательно снимали на черно-белую пленку. Бессмысленно переводить в цвет работы Тарковского, Калатозова. Нельзя колоризовать все. Некоторые — технически, творчески, некоторые — просто не разрешит правообладатель. Мы ведь каждый раз договариваемся с правообладателем и выплачиваем вознаграждение.

Сколько стоит?

— По-разному. Цифры для нас подъемные. Опять же ряд фильмов причислен к культурному наследию. Те же «Волга-Волга», «Подкидыш», «Веселые ребята».

А с остальными фильмами как? Например, с «Берегись автомобиля»?

— Насколько я знаю, Эльдар Рязанов свое разрешение на колоризацию дал. Основной правообладатель – «Мосфильм» — тоже.

Кто выступает заказчиком колоризации?

— Компания предлагает каналу список фильмов, работает над выбранным, вкладывая собственные деньги, а канал покупает эксклюзивное право на его показ.



Кадр из фильма "Волга-Волга"

Вторая жизнь классики


Расскажите о колоризации фильмов Александрова.

— «Веселые ребята» — это абсолютно американская музыкальная комедия, которую Александров и Эйзенштейн сняли после поездки в США. Оттуда они привезли многое: запись под фонограмму, рир-проекцию, комбинированную съемку. Тогда только-только произошла звуковая революция в кино и все эти методы были новаторскими. «Волга-Волга» сделана по спецзаказу Сталина — Александров должен был снять картину о Советском Союзе, его людях и достижениях. Невзирая на все перипетии, сценарий закончили и сняли фильм.

А что за история с добавленным временем в «Волге-Волге»?

— Мы ничего не добавляли, чего нет на пленке. Мы скопировали негатив, с которого в 1938 году печаталась первая копия. Что было вырезано оттуда Александровым — это все уничтожено, смыто. «Волгу-Волгу» зритель увидит в первоначальном режиссерском монтаже. Кстати, переделки были и в «Веселых ребятах»: ленту переозвучили, убрав оттуда Утесова. Зритель это воспринял в штыки, и пришлось вернуть первоначальный вариант. На самом деле некоторые цензурированные моменты, а некоторые благодаря тому, что в картине появился цвет, стали бросаться в глаза. Например, в сцене, где дети водят хоровод возле школы, виден известный портрет Сталина с девочкой на руках. В черно-белом варианте это было незаметно. Или «проявились» названия. Кроме того, вылезло много операторских ошибок. Ведь раньше ленту монтировали из хороших дублей, поэтому со сценами, которые сняты не в фокусе, мы сделать ничего не можем. И это зритель тоже увидит: на качественной картинке все заметно.

Какая доля заказов поступает от российских каналов, работаете ли вы с другими странами?

— Россия сейчас — лидер колоризации. Но мы работаем также с Францией, Японией, Польшей, Китаем. Там это носит несколько иной характер: в цвете делают не только фильмы, но и сериалы, передачи, спортивные матчи. Например, сейчас наши коллеги заканчивают колоризацию одного из фильмов Акиры Куросавы, мы готовимся к работе над цветной версией сериала «Четыре танкиста и собака».

Многим в это трудно будет поверить — ведь фильм детства…

— Так же, как и многие другие: «Девчата», «Весна на Заречной улице», «Приходите завтра», «Я шагаю по Москве», «Три тополя на Плющихе»… И это все фильмы, заслуживающие того, чтобы их колоризовали. Тут еще важен такой аспект: мы никогда не работаем по реставрированным лентам, всю работу по реставрации делаем с нуля. Но качество работы 60—70-х годов не идет ни в какое сравнение с тем, что можно сделать сейчас.

Занятно, как меняется отношение к колоризованным фильмам. Только что их массово не любили, а сейчас охотно смотрят. И ведь даже понятно почему. С одной стороны, есть подспудное желание увидеть любимое кино в цвете, а с другой — прекрасно понимаешь, что ты знаешь его именно в черно-белом варианте и он таким должен оставаться.

— Фактически я предсказатель цвета, который был у вас в душе. Если я ошибся — лента плохо смотрится. А если нет — то и отторжения не будет. К примеру, у нас были определенные споры с коллегами из «Крупного плана» — картинка в «Золушке» была слишком синяя, на диске этот недостаток исправили. На самом деле установление цвета — это настоящий детектив. Мои помощники перерывают огромные массивы информации, чтобы найти нужную. И в этом заключается еще одна прелесть нашей работы.

Вы ведете переговоры о специальной программе колоризованных фильмов на Венецианском кинофестивале?

— Да, мы готовим Неделю советского колоризованного кино, но не только в Венеции. Думаю, в Москве, Санкт-Петербурге и Киеве тоже пройдет такая Неделя. Пока мы хотим понять наши возможности — сколько фильмов успеем закончить. Организаторы Венецианского фестиваля нас поддерживают. Российская волна колоризации оказалась очень мощной. Ленты, которые мы отобрали, очень популярны у зрителя и вряд ли сойдут с проката.

Вы неоднократно говорили, что есть фильмы, которые точно не станете делать цветными. Расширился этот список?

— Да. Я говорил о Тарковском, Калатозове, сериалах. Фильмы, которые были выполнены по соцзаказу и актуальны только для того времени, когда снимались, мы тоже трогать не будем — они не популярны.

Сколько всего компаний на этом рынке?

— В России и Америке — по три. Одна компания занимается колоризацией в Австралии, пара — в Индии и одна — в Китае. Это очень узкий рынок. История с колоризацией не бесконечна. По нашим оценкам, его емкость — от 30 до 50 фильмов.

Какие фильмы еще находятся сейчас в работе?

— Над «Цирком» и «Чапаевым» мы пока думаем. Очень повлияла на нас оценка двух людей: один во время показа «Чапаева» заснул, а второй нервно ходил курить. И на вопрос, почему он курит так часто, ответил: «Вы посмотрите, он же весь фильм сам с собой разговаривает!» Так что пока мы над ним работать не будем. Скорее всего возьмем «Весну». Кроме того, готовятся к колоризации «Золотой теленок», «Адъютант его превосходительства», «Девчата», «Три тополя на Плющихе», «Мертвый сезон». Нам интересно сделать Дзигу Вертова — у него очень интересное операторское видение, что-нибудь из наследия Ханжонкова — например «Закройщк из Торжка». Мы пытаемся вместе с сурдологами работать с записями Ермоловой, но пока только в качестве эксперимента. Вряд ли это будут ленты для широкого проката, но такие работы тоже появятся. Думаю, зрителю будет интересно увидеть более современные концертные программы, «Голубые огоньки». Есть будущее за спортом — болельщики получили бы колоссальное удовольствие. В принципе мы очень близки к тому, чтобы начать работу в 3D. Сейчас мы работаем над двумя картинами в таком формате.



Кадр из фильма "Волга-Волга"


3D-реальность


Что это за проекты?

— Полнометражная анимационная лента и сказка. Они будут к концу года закончены. Мы сотрудничаем со стереографами самого высокого уровня, в частности, с Чаком Камински, который работал над «Аватаром». Что касается перевода в 3D советских фильмов, мы изучаем этот вопрос. Если перспектива появления 3D-телевидения в России будет близкой, мы будем этим заниматься. Я бы с удовольствием сделал в этом формате «Экипаж» Александра Митты.

У нас снимают «Вия» в 3D — в этом проекте вы не участвуете?

— Я общался с создателями фильма. Могу сказать — он возьмет рекордную кассу, если будет закончен. Опыт работы с 3D в США насчитывает 70 лет, в России он утрачен, старых стереографов нет, а новые только начинают работать. Поэтому ожидать от «Вия» нового «Аватара» нельзя, но любой хоррор в таком качестве впечатляет. Даже «Мой кровавый Валентайн» в таком формате взял рекордную кассу, несмотря на сомнительные художественные достоинства.

Значит, вслед за колоризацией придет трехмерное кино…

— Обратите внимание: в кино состоялось две подряд революции. Это 3D и «Аватар» с технологией performance capture, благодаря которой Мэрил Стрип сегодня может сыграть Авраама Линкольна. Эти две вещи — двигатель индустрии, которая охватит весь спектр кинорынка — от производства стерео-очков и до 3D-телевизоров. Мало того, эта технология потребует переоснащения теле- и киноиндустрии. Это огромное место для приложения сил и капитала. Все, кто вложится в 3D, будут получать неплохие дивиденды в течение ближайших восьми лет. Это глобальный тренд, Россия немного отстает, хотя за последнее время сделала существенный рывок, открыв 160 3D-экранов за три месяца.

Есть одна проблема. Если с киносмотрением все более-менее ясно, то с ТВ — нет. Только на этот год намечен выпуск приемлемых потребительских 3D-панелей, значит, до массового потребителя они дойдут не скоро?

— Крупнейшие производители — Sony, Panasonic, Samsung — уже обновили свои линейки — начиная со второго квартала, телеприемники будут продаваться с возможностью 3D-ready. И если рынок 3D-ready телеприемников в 2008 году составил 902 млн долл., то к 2018-му он составит 22 млрд! Десятая часть — это российская доля. Неужели кто-то в России не захочет поучаствовать в рынке объемом 2 млрд? Я очень сомневаюсь. Думаю, в пассионарном кругу 3D станет нормой к концу этого года. Будет не модно не иметь его, будет тяжело прокатчикам показывать плоское кино, когда у потребителя дома будет стоять плазма с 3D. И выбор ведь очевидный.

?

Log in

No account? Create an account